Нужна консультация
Виктория Бородина
Ведущий специалист по PR и маркетингу
тел. (831)
 
2-333-666
доб. 483
Задать вопрос эксперту
График работы линии консультаций 1С

Лучший пользователь 1С:ИТС

Эвотор


Голосуют ли владельцы привилегированных акций при решении вопроса об увеличении уставного капитала?

 

Евгений Гришанин,
 директор Нижегородского филиала ЗАО «СТАТУС»
rostatusnn.ru

Всем хорошо известны привилегированные акции типа А, права по которым были определены еще типовым уставом, утвержденным указом Президента РФ №7211 (далее – Типовой устав). Как мы помним, размер дивидендов по таким акциям определялся следующим образом: «Общая сумма, выплачиваемая в качестве дивидендов по каждой привилегированной акции, устанавливается в размере 10% чистой прибыли акционерного общества по итогам последнего финансового года, разделенной на число акций, которые составляют 25% уставного капитала общества» (п. 5.3 Типового устава). Уставы многих акционерных обществ до сегодняшнего дня содержат аналогичный порядок определения размера дивидендов по привилегированным акциям.

На практике возникает вопрос: голосуют ли владельцы таких привилегированных акций при принятии общим собранием акционеров решения об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций? Исследованию этого вопроса и посвящена данная статья.

В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» (далее – Закон), акционеры – владельцы привилегированных акций не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное не установлено законом. Закон определяет несколько случаев, когда владельцы привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса. По общему правилу к таким случаям в соответствии с п. 4 ст. 32 Закона относятся принятие решений по следующим вопросам: о реорганизации общества, о ликвидации общества, об освобождении общества от раскрытия информации и об обращении общества с заявлением о листинге/делистинге привилегированных акций. Как мы видим, принятие решения об увеличении уставного капитала не включено Законом в указанный перечень.

Однако Закон, помимо общего правила, предусматривает также специальный режим, когда владельцы привилегированных акций приобретают право голоса. Абзацем 2 пункта 4 статьи 32 Закона установлено, что владельцы привилегированных акций определенного типа приобретают право голоса при решении на общем собрании акционеров вопросов о внесении изменений и дополнений в устав общества, ограничивающих права владельцев привилегированных акций этого типа.

Является ли решение об увеличении уставного капитала, влекущее последующее изменение устава, одним из таких вопросов? Способно ли увеличение общего количества размещенных акций повлечь ограничение прав владельцев привилегированных акций, размер дивидендов по которым определен уставом в описанном выше порядке?

Прежде чем ответить на этот вопрос, еще раз взглянем на порядок определения размера дивидендов: «Общая сумма, выплачиваемая в качестве дивидендов по каждой привилегированной акции, устанавливается в размере 10% чистой прибыли акционерного общества по итогам последнего финансового года, разделенной на число акций, которые составляют 25% уставного капитала общества».

Теперь представим ситуацию, когда акционерное общество принимает решение об увеличении уставного капитала путем размещения только дополнительных обыкновенных акций. Указанное мероприятие повлечет уменьшение общего удельного веса привилегированных акций в уставном капитале общества. Следовательно, при расчете дивидендов, приходящихся на одну привилегированную акцию, мы получаем цифру меньшую, чем при расчете дивидендов, произведенном до увеличения уставного капитала. Так повлекут ли изменения устава, связанные с увеличением уставного капитала, ограничение прав владельцев привилегированных акций? Должны ли владельцы привилегированных акций участвовать в голосовании при принятии решения по вопросу об увеличении уставного капитала в соответствии с абз. 2 п. 4 ст. 32 Закона?

На первый взгляд, кажется очевидным положительный ответ на этот вопрос. Однако, по моему мнению, он является преждевременным.

Дело в том, что в данном случае устав акционерного общества содержит такой порядок расчета размера дивидендов, при котором имеется только две заранее известные, постоянные величины – это 10% и 25%. Базовые же величины – размер прибыли и размер уставного капитала общества – не являются статичными и заранее известными, они подвержены постоянным изменениям. И размер прибыли, и размер уставного капитала в ходе хозяйственной деятельности могут изменяться как в меньшую, так и в большую стороны. Общее количество размещенных акций может уменьшаться в результате их погашения и снова увеличиваться при размещении дополнительных акций. Таким образом, указанный порядок определения размера дивидендов является «плавающим» и зависит от двух непостоянных величин. И с таким «плавающим» порядком определения размера дивидендов акционеры согласились, приобретая привилегированные акции.

При исследовании этого вопроса следует также уделить внимание нормам, действовавшим в момент законодательного закрепления данного порядка определения размера дивидендов. Как упоминалось выше, указанный порядок был установлен в Типовом уставе. В то же время, Типовым уставом устанавливалось, что владельцы привилегированных акций типа А не имеют права голоса на собрании акционеров, за исключением случаев, когда принятие изменений или дополнений в настоящий Устав предполагает реорганизацию или ликвидацию Общества, изменение размеров дивидендов по привилегированным акциям типа А либо выпуск привилегированных акций, владельцам которых предоставляются более широкие права, нежели предусмотренные настоящим Уставом для владельцев привилегированных акций типа А. В этом случае решение должно быть одобрено владельцами двух третей привилегированных акций типа А. Иных случаев, когда владельцы привилегированных акций типа А приобретают право голоса, законодатель в Типовом уставе не предусматривал. Уже из приведенного текста очевидно, что у владельцев привилегированных акций при рассмотрении вопроса об увеличении уставного капитала по общему правилу право голоса не возникало. Исключение составляли лишь случаи, когда владельцам «новых», дополнительных акций предоставлялись более широкие права, нежели предусмотренные настоящим Уставом для владельцев привилегированных акций типа А. То есть Типовой устав прямо предусматривал возможность принятия решения о размещении дополнительных акций без участия владельцев привилегированных акций типа А, но при условии, что дополнительные акции не будут предоставлять более широкие права их собственникам. Таким образом, мы видим, что законодатель изначально предполагал возможность увеличения общего количества акций и, соответственно, уменьшения доли привилегированных акций типа А в их общем количестве, но не рассматривал это в качестве изменения размера дивидендов.

Самым ярким примером, пожалуй, является норма, устанавливающая обязанность общества в безусловном порядке увеличить общее количество обыкновенных акций, как мы понимаем, без участия владельцев привилегированных акций типа А. Так согласно п. 11 второго раздела Типового плана приватизации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 04.08.1992 г. №547, «по требованию победителя инвестиционного конкурса (инвестиционных торгов) после осуществления им инвестиций в размере инвестиционной программы, но не менее 50% уставного капитала, объявленного на момент преобразования предприятия в акционерное общество (первоначального уставного капитала), общество обязано осуществить в безусловном порядке увеличение уставного капитала на сумму, равную 50% первоначального уставного капитала, и передать указанному лицу соответствующее количество акций».

Анализ указанных норм позволяет нам сделать вывод, что законодатель, устанавливая данный порядок определения размера дивидендов, изначально исходил из того, что изменение общего количества размещенных акций общества не влечет за собой изменение порядка определения дивидендов, не ограничивает прав владельцев привилегированных акций и, соответственно, не влечет возникновения у последних права голоса при рассмотрении вопроса об увеличении уставного капитала.

Следует отметить, что подобный подход разделяется регистрирующим органом и арбитражными судами. В качестве примера можно привести дело №А43-12161/2003-28-391, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа, по иску компании «Франклин Энтерпрайсис Лимитед» к ОАО «ГАЗ» и ФКЦБ России.

!Суд в постановлении от 19.07.2004 г. указал: «Уставом ОАО «ГАЗ» в соответствии со статьей 32 ФЗ «Об АО» установлен порядок определения размера дивидендов по привилегированным акциям: общая сумма, выплачиваемая в качестве дивидендов по каждой привилегированной акции, устанавливается в размере 10% чистой прибыли Общества по итогам последнего финансового года, разделенной на число акций, которое составляет 25% уставного капитала Общества. Указанный порядок определения размера дивидендов по привилегированным акциям установлен в уставе с момента утверждения его первой редакции и в последующем не менялся.

Приобретая акции ОАО «ГАЗ», истец знал о порядке определения размера дивидендов по привилегированным акциям и о возможности изменения размера дивидендов в случае увеличения уставного капитала общества и как инвестор должен был быть готов к несению убытков вследствие изменения размера дивидендов по указанной причине.

При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что обжалованные истцом решения об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций и об утверждении решения о выпуске ценных бумаг приняты советом директоров ОАО «ГАЗ» в пределах его компетенции в соответствии с законодательством об акционерных обществах и уставом общества.

Довод заявителя жалобы о необходимости принятия решения по спорному вопросу общим собранием акционеров, на котором владельцы привилегированных акций имели бы право голоса на основании статьи 32 названного Закона, противоречит закону и уставу ОАО «ГАЗ».

Аналогичный вывод отражен также в постановлении ФАС Московского округа от 05.10.2011 по делу №А40-2568/11-83-20 и в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2003 по делу №А56-2914/03. Суды указали, что, поскольку в данном случае порядок определения размера дивидендов, выплачиваемых по привилегированным акциям, не меняется относительно прежнего порядка, п. 4 ст. 32 ФЗ «Об акционерных обществах» не подлежит применению. Следует отметить, что какая-либо иная позиция судов по данному вопросу на настоящий момент отсутствует в судебной практике.

Таким образом, мы приходим к выводу, что в рассматриваемом случае решение по вопросу об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций не ограничивает права владельцев привилегированных, поскольку не изменяет существующий порядок определения размера дивидендов: до принятия решения об увеличении уставного капитала размер дивидендов определялся как соотношение 10% прибыли к 25% уставного капитала и продолжает определяться в том же порядке и после его принятия. Соответственно, отвечая на поставленный нами вопрос, следует констатировать, что владельцы указанных привилегированных акций при принятии решения об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций не должны принимать участия в голосовании. Если бы общество рассматривало вопрос о внесении изменений в устав, уменьшая долю распределяемой прибыли, например, с 10 до 5%, то есть меняя установленный порядок определения размера дивидендов, то в таком случае владельцы привилегированных акций должны были бы участвовать в голосовании в соответствии с абз. 2 п. 4 ст. 32 Закона в связи с ограничением их прав.

1 Указ Президента РФ от 01.07.1992 г. №721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества».

20 Мая 2014